2019, Antonov Gallery, Санкт-Петербург

"Я тоже задался вопросом, могу ли я что-нибудь продать и преуспеть в жизни..." М. Бротарс.
Идеальный Полли - так зовут попугая, информацию о котором сложно найти поисковиком в интернете.
Один любитель птичек Марсель Бротарс, критикуя институцию музея, создал "Отдел орлов" в собственном фейковом "Музеe современного искусства". Художник воспроизвел эстетику и методы экспонирования музея в музее, подписывая предметы внутри - "это не искусство". Вот и Джозеф Кошут в своем известнейшем эссе "Искусcтво после философии" вспоминал слова Эда Рейнхардта писал:" Искусство есть искусство как искусство,      а что-то другое – это что-то другое." То, на чем сидят - это не искусство, а три формы репрезентации этого - уже как бы да.
А если попугай три раза повторит, станет ли это искусством?
Вслед за классиками концептуализма, создавая выставку выставки, критику критики критики  автор совершает ряд тавтологичных жестов: пишет живопись, критикующую капиталистические отношения, ловит себя на желании в них встроиться, сминает залаченную поверхность, уничтожая изображение, выставляет в галерее, и опять критикует...

                                                                                                                                                                                                                          

 

Выставка состоит из объектов, смятых картин – «Актов»; исследования к объектам, проведенного в интернет-пространстве по набору лайков, комментарий и сторонних публикаций в соц. сетях - Instagram, Facebook; 4-ёх аудиодорожек (вырванные фразы ведущих телемагазина), которые проигрываются в разных точках галереи одновременно; диванов, для удобства созерцания. При входе, на вернисаже гостей просили надеть бахилы, художник был в халате с надписями и обозначениями ‘ЕВРО’ и домашних тапочках.

Свои работы называет «Актами». Акт — это и отдельное действие, и документ. Начиная с фиксации визуальных образов на холсте, как

на чистом листе бумаги, заканчивает свою работу в жесте смятия получившегося документа. Итогом зритель видит перед собой документацию, «акт акта». Экспрессивность этого жеста манифестирует в то же время бунт против бюрократизации искусства и жизни.

Анна Белоусова

© 2020 Андрей Андреев