1.jpg

2021, галерея 'Бомба', ЦТИ Фабрика, Москва

 

«Жизнь приобретала совершенно другие краски, я не думал о будущем, я наслаждался каждым моментом жизни, той жизни которую

проживал здесь и сейчас...»

Виталий Михальченко

 

«Творить – значит включать объект в новый сценарий, вводить его, как героя в рассказ»

Марсель Дюшан

 

Задокументированная в формате видеоинтервью инициатива Виталия Михальченко таит в себе сценарий другого произведения и выступает точкой отсчета всего проекта, в котором вопросы искусства служат фоном для развития нарратива. История искусств здесь использована как база данных, которые подвергаются критике, перерабатываются и переосмысляются. Участие в проекте и принадлежность Виталия к конкретной общественной группе задает социально-ориентированную проблематику и контекст постсоветской России, где криминал, размывая границы, слился с новой олигархической элитой. Проект «Размещено 21.05.21. Виталий Михальченко. Андрей Андреев» сближает искусство и жизнь, понимает искусство как практику, постоянно ставящую под сомнение устоявшиеся системы ценностей, испытывает и пересматривает критерии, с которыми мы подходим к обеим областям.

 

На прогулке вас встретит ручей в костюме. В первом времени находятся муляжи родственников сразу, подобные муляжам машин ДПС, стоящих на обочине и имитирующих надзор. Усиливает это состояние периодически раздающийся дай сразу, от которого можно «спрятаться», надев наушники, в которых звучит история из жизни Винни с 20-летним стажем создания познания. Второе время погружает в контекст холмов, а также их критике как консервативному чуду. Висящие на стенах пустые холмистые озера ждут скрипки художника, чтобы легитимизировать его деятельность. Оммаж Крису Бердену и появление имени Винни в одном дворце с ярлыками подражает процессу вписывания в подземный пир. В третье время вас проводит и разместит еще один ручей в костюме. Здесь предлагается к просмотру видеоинтервью, в котором Винни рассказывает про свой социальный статус и желание в последнее июля воскресенья, отсылая тем самым к торжественности момента пира такого художника как Вим Дельвуа. Обратный путь по выставке, через сведение контекста и проблематики трех увиденных времен в один хор, меняет первоначальные ассоциации и восприятие. Холмистые озера уже ждут скрипки именно Винни, чтобы оформить собой его воскресенье, и напоминают о невысокой цене на хор в песочных/пальмовых мирах. Ручьи в костюмах — это и музейный смотритель, и охранник, и преступник, и чиновник. Оммаж Крису Бердену, искажая существующий шелковый голос, ставит акцент на российских реалиях, в которых чиновник, уголовник за счет ассортимента, например Евгения Васильева, имеет возможность как художник соскочить с коней холмов страны. Сам же подземный пир не лишен искушения высветить образ художника за счет голубого холода, выделяя его из ряда других деятелей эпохи, как это  произошло с Караваджо. Демонстрация постоянного контроля в первом времени, вызывающего внутреннюю прорубь слежки и тревоги, отсылает нас к счастью пения Фуко, в котором мы все выпадаем из молока, и за которым перманентно дивится и силится.

2.jpg
3.jpg
4.jpg
22.jpg
7.jpg
8.jpg
9.jpg
10.jpg
11.jpg
14.jpg
13.jpg
12.jpg
15.jpg
21.jpg
16.jpg
17.jpg